Среда, 13.12.2017, 15:16
Приветствую Вас Гость | RSS

Vipraved.edu

Каталог статей

Главная » Статьи » Мунданная астрология » Общие материалы

О мунданной астрологии и гороскопе Казахстана

    В книге мировых гороскопов Николаса Кэмпиона указано время объявления независимости Казахстана
16 декабря 1991 год в 20 часов. Однако, всегда нужно проверять точность информации.
Я работала в архиве Президента, смотрела стенографический отчет Верховного Совета (там, увы, время не указано), 
переписывалась с музейными специалистами (они предполагают, что это было в районе 17 часов).
Также я составила список основных событий страны для ректификации, а Инна Богутдинова помогла найти переводчика, которые все эти материалы перевел на английский. 
И вот удалось найти статью, в которой есть интервью с академиком Сартаевым. Именно он был одним из разработчиков 
закона о Независимости, и  он даже был основным докладчиком  на том заседании Верховного Совета.
Академик Сартаев указал точное время - 18ч.14 минут. 
Когда я была студенткой БВБ, мы спросили у преподавателя Акилы Кумар: "Какой момент считать главным для гороскопа страны?" Акила Кумар ответила, что главным считается момент, когда Президент подписывает закон.
К сожалению, в интервью Сартаева нет такой точной информации.
Может у кого-то из вас есть связи и возможность встретиться и поговорить с главными участниками того заседания.
В интервью есть несколько фамилий, также я знаю,что  писатель Нурлан Оразалин был тоже депутатом Верховного Совета.
                                                                                            Дана Сафарова


http://yvision.kz/post/738450

http://old.express-k.kz/show_article.php?art_id=6120

Три высоты президента
№ 238 (16140) от 16.12.2006
Леонид ВЕКСЛЕР, Алматы
Конституция - незыблемая основа нашей независимости. Академик Султан Сартаев входил в правительственную комиссию по разработке Конституции Казахстана, которую возглавил президент. О том, как шла работа над Основным Законом страны, - в сегодняшнем интервью.
- Первым, основным, законом который лег в основу нашей Конституции, был закон о языках. В свое время говорили, что поднимать вопрос о государственном языке нецелесообразно и он сам собой рассосется, как дымка на восходе. Хотя я еще в 1978-м, будучи членом конституционной комиссии, предложил восполнить упущения Конституции нашей республики 1936 года. А именно - внести в новую редакцию статью о том, что государственными языками в нашей республике являются казахский и русский, поскольку об этом было сказано еще в декрете КазЦИКа от 22 июля 1922 года. Но это только провозглашалось. Казахский язык оставался на задворках.
И вообще, если бы вы внимательно почитали Конституции СССР и бывших союзных республик, то обратили бы внимание на то, что вопрос о языках нигде, за исключением Армении, Азербайджана, Грузии и двух автономных республик - Аджарии и Абхазии, не был обозначен. Скажем, в Конституции Грузинской ССР в свое время было сказано, что государственным языком республики является грузинский язык, а представителям всех других национальностей обеспечивается свободное пользование своим родным языком.
Но в принятой Конституции Казахской ССР 1978 года снова ничего не было сказано о языках. Помню, товарищ Имашев, в то время секретарь ЦК КП Казахстана по идеологии, мне сказал: "Товарищ Сартаев, ну сколько можно? Перестаньте об этом говорить. Не будем мы освещать эти проблемы в своей Конституции". Правда, тогдашний председатель Президиума Верховного Совета Ниязбеков был более деликатен: "Давайте воздержимся от того, чтобы поднимать этот вопрос. Иначе можем уйти в такую тину, что потом не выберемся".
- В общем, страх перевесил...
- Да. Потом об этом надолго забыли.
Вспомнили, когда началась перестройка. В 1989 году по решению ЦК Компартии Казахстана была создана комиссия по разработке проекта закона о языках и концепции национальной языковой политики, председателем которой назначили меня. В нее вошли многие большие ученые: академики Кенесбаев, Хайдаров, Зиманов, писатели Олжас Сулейменов, Щеголихин и многие другие. На первом заседании я сказал: "Давайте будем танцевать вокруг трех вопросов. Первый: государственным языком нашей республики является казахский язык. Второй: русский является средством межнационального общения. И третий: всем представителям других народов обеспечивается свободное пользование родным языком".
Академик Кенесбаев не переставая увещевал нас: "Молодые люди (а он был старше нас), вы подумайте о том, что будет ожидать членов этой комиссии, если вы будете писать только о казахском языке". И вот на страницах "Красной звезды" появляется его статья, где он пишет, что вопреки голосам членов комиссии по разработке проекта закона о языках он считает, что государственными языками в нашей республике должны быть казахский и русский. И тогда на одном из заседаний Калтай Мухамеджанов, наш крупнейший писатель, сказал: "Саке, кого вы боитесь? В КГБ вами уже давно не интересуются. Перестаньте тормозить работу комиссии. Мы объявим казахский язык государственным, а русский - средством межнационального общения. Такого положения ни в одном законе других республик нет, мы делаем даже больше, чем положено". А на страницах газеты "Социалистик Казахстан" дал Кенесбаеву отповедь на целую страницу.
Когда начали обсуждать эту проблему, проявил мужество наш президент. Многие стали говорить: мол, вообще не следует писать в Конституции о языках, все надо оставить, как есть. И когда большинство уже склонялось к тому, чтобы отклонить закон, к трибуне вышел Назарбаев. Говорил о многом, а закончил так: "Кого вы хотите поставить на колени? Народ, который принял на свои земли десятки депортированных народностей? Народ, земли которого были превращены в полигоны для испытания ядерного и бактериологического оружия?". И тогда Верховный Совет повернулся к нам, разработчикам закона, лицом.
В сентябре 1989 года был принят закон, в котором мы объявили казахский язык государственным. Честно говоря, тогда мы думали, что в течение пяти лет люди смогут научиться казахскому языку. Оказывается, мы не учли нерасторопности нашего народа. С тех пор прошло 17 лет, а особых изменений нет, многие просто не проявили желания учиться языку. Вообще языковеды говорят: человеку достаточно знать 500 слов - и он уже будет свободно общаться с представителем любого народа. Но надо иметь желание выучить эти 500 слов.
- Через год вы приступили к разработке проекта новой Конституции...
- Но прежде мы должны были определить форму правления в республике. Пост президента уже был учрежден не только в Союзе ССР, но и в Азербайджане, Узбекистане. И на одном из заседаний Верховного Совета республики я предложил Назарбаеву, тогда еще председателю президиума: "Надо бы и нам разработать проект закона об учреждении поста президента республики". Он тогда ничего не сказал. Но после заседания поручил нам заняться разработкой проекта закона.
24 апреля перед открытием сессии Верховного Совета Казахской ССР, на которой должны были обсуждать проект этого закона, Назарбаев мне говорит: "Давайте встретимся с вами в 9.30, надо еще кое-что обсудить". Мы встретились. Смотрю - что-то у него настроение неважное. Что случилось, спрашиваю. "Султаке, в три часа ночи мне позвонил секретарь ЦК КПСС Разумовский. От имени Горбачева он предложил снять с повестки дня вопрос об учреждении поста президента. Во время разговора дважды повторил: "Снять вопрос". Что будем делать?". Я говорю: "Все зависит от вас. Если мы сейчас не примем этот закон, то и узбеков с азербайджанцами заставят дать задний ход. А противиться решению сразу трех республик центр вряд ли сможет". Хотя Горбачев тогда еще был в силе. Это был апрель 1990 года. Назарбаев постоял и сказал: "Хорошо, жми на все педали!"
Вышел я на трибуну, выступил на одном дыхании. Ряд депутатов с запада, востока, севера были против самого обсуждения: что, мол, в Союзе будет 16 президентов? Однако подавляющим большинством мы приняли закон об учреждении поста президента республики.
В тот же день первым президентом нашей республики избрали Нурсултана Абишевича Назарбаева. И первыми поздравили его с вступлением на новую должность. Это было его вторым героическим поступком. Повторюсь, Горбачев тогда еще был в силе, и ему это не очень-то понравилось.
Забегая вперед скажу, что третьим героическим поступком Назарбаева было его выступление в 1990 году на IV Всесоюзном съезде Советов. Во время обсуждения вопроса о проекте нового союзного договора он заявил: "Знайте, что теперь мы ни у кого в подбрюшье ходить не будем и в младших братьях ни у кого ходить не будем". Зал встретил эти слова бурными аплодисментами.
Когда мы вышли в фойе, представители других республик стали поздравлять нас с речью нашего президента. И вот к нам подходит Жириновский с кипой газет. "Меня сегодня избрали первым секретарем ЛДПР, и когда я стану президентом страны (показывая на грузин), не будет ни грузинского государства, ни армянского, тем более казахского - все вы будете губерниями России". В это время наши грузинские товарищи стали его тянуть в разные стороны, а пол в Кремлевском дворце очень скользкий, и он упал, а газеты разлетелись по полу. В такой позе мы его и оставили. Жизнь показала, кто чего стоил.
- Ну а как же шла работа над проектом Конституции?
- Закон о форме правления мы приняли - теперь настала очередь декларации о государственном суверенитете. В ней мы указали, какую форму правления желаем видеть. Прежде всего - президентскую. Своего генерального прокурора, независимое правительство: 25 октября 1990 года председатель согласительной комиссии академик Зиманов в течение восьми часов доказывал необходимость принятия этой декларации. Дата ее принятия отмечается теперь как День республики.
После этого мы должны были принять закон о государственной независимости. Вместе с Еркешем Нурпеисовым и Талгатом Танаковым мы разработали и в июле 1991 года представили проект в президиум Верховного Совета. Но его рассмотрение затянулось на шесть месяцев. Все республики уже приняли подобные законы, мы одни не решались. 9 декабря 1991 года было заседание президиума Верховного Совета. Покойный депутат Верховного Совета Манаш Козыбаев и я подняли вопрос: почему мы не принимаем закон о государственной независимости? Абдильдин говорит: "Мы же и так независимы, зачем нам этот закон?". Тогда я стал доказывать, что каждое государство должно иметь определенную дату отчета своей независимости - хотя бы для этого мы должны принять этот закон. И тогда меня назначили докладчиком, поскольку я был одним из разработчиков проекта этого закона.
16 декабря 1991 года я выступил с докладом о государственной независимости нашей республики. Обсуждение этого закона мы закончили в 18 часов 14 минут. А в 18.44 нас признала независимым государством Турция. Потом Румыния. А через полмесяца Соединенные Штаты Америки залпом признали независимыми государствами все бывшие союзные республики. Вот так мы объявили всему миру о своей государственной независимости.
Но оставался еще один важный закон - о гражданстве нашей республики. Его разработчиком был я. Закон приняли 20 декабря 1991 года. После чего круг замкнулся. Основные, фундаментальные законы, которые должны были лечь в основу нашей Конституции, были приняты.
- Разработка проекта Конституции страны растянулась на три года.
- Тут уже спешка была ни к чему. Первая Конституция независимой демократической Республики Казахстан была принята 28 января 1993 года, и после этого я по поручению нашего правительства в течение месяца пропагандировал ее в США. Выступал с сообщениями в комитетах конгресса, с лекциями в восьми американских университетах. Сенаторы в приватных беседах признавали, что наша Конституция является одной из самых демократичных. Но! В ней был один серьезный недостаток: мы не совсем четко определили деление единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и не совсем четко определили представительство нашего президента, его права.
Для этой цели создали специальную комиссию для подготовки нового Основного Закона. Конституцию 1995 года мы принимали в порядке всенародного голосования. Народ Казахстана твердо сказал "да".
- Но уже раздаются голоса: мол, пора принимать новую Конституцию. Тем более в свете последних дискуссий о превращении Казахстана в парламентскую республику.
- Я полагаю так: нынешняя Конституция вполне отвечает историческому моменту, хотя кое-какие изменения и дополнения, которые диктуются реалиями сегодняшней жизни, в нее внести можно. Речь прежде всего идет о нашей избирательной системе и системе местного самоуправления.
Что же касается разговоров о парламентской республике, то мне кажется, они преждевременны. Считаю, президентская форма правления далеко не исчерпала себя, поскольку наименее подвержена искривлениям системы государственной власти. Она наиболее мобильна. И я против ущемления прав президента в пользу главы правительства, который будет играть главенствующую роль в парламентской республике. А вот передача президентом некоторых функций парламенту, думаю, вполне оправданна.
Из досье "Экспресса К"

Сартаев Султан Сартаевич.
Родился в 1927 году.
Доктор юридических наук, профессор, академик НАН РК.
Заслуженный деятель науки РК.
Ректор Института правоведения и международных отношений.
Президент Казахского международного фонда коренных народов и этнических меньшинств (КАЗИНТЕРЭТНОС).
Вице-президент Ассоциации юристов Казахстана.

Взгляды академика Сартаева С.С. об оптимальной форме правления
Академик НАН РК, профессор, доктор юридических наук, известный государствовед Сартаев Султан Сартаевич внес значительный вклад в становление независимости Республики Казахстана, развитие юридического образования и юридической науки Казахстана. Наиболее значительными являются идеи Сартаева С.С. о необходимости установления в Казахстане президентской республики. Эти взгляды были изложены в статье Сартаева С.С. «Президентство целесообразно», опубликованной в газете «Казахстанская правда» 13 апреля 1990 года.
Обратимся к этим идеям. В начале 90-х годов ХХ века приобрел необратимый характер процесс крушения СССР и создания новых независимых государств на территории советского государства. Встал вопрос о необходимости изменения формы правления. Дискуссии об этом имели место в СМИ, в научных кругах, в целом среди общества. Султан Сартаевич одним из первых в условиях Казахской ССР заявил о необходимости перехода к президентской форме правления на основе формирования правового государства. Эта форма и являлась, по его мнению,оптимальной формой правления. Президент республики, писал он, «должен выступать гарантом соблюдения Конституции СССР, Конституции Казахской ССР, прав и свобод советских граждан.» Не менее важными аргументами в пользу учреждения поста Президента признавались: «быстрейшие решения назревших вопросов политического, экономического и социально-культурного обновления, решение проблем разбалансированности потребительского рынка, укрепление доверия между коренным народом и представителями различных народов, проживающих в Казахстане»[1].
Президент республики рассматривался как оперативно действующее, координирующее высокопоставленное лицо, необходимость появления которого связывалась еще и с обретением республиками реального, а не только формально зафиксированного в конституциях суверенитета. «Именно в целях укрепления суверенитета, – писал Сартаев, – территориальной целостности республики, Президент будет принимать необходимые целенаправленные меры более оперативно и четко, нежели какой-либо другой орган. Итак, режим президентской власти – новый гарант суверенитета республики»[1]. В качестве аргумента за президентскую форму правления признавалось и то, что объективно требуется усиление власти, а также то, что в условиях этой формы можно будет оперативно и демонтировать существующую систему государственной власти – «порочную систему отношений центра и республики и откроет большую перспективу для осуществления принципа «сильные республики – сильный Союз». «Наша республика, как и весь Союз ССР, переживает трудный переходный период… когда былые командно-административные порядки и соответствующие им учреждения демонтируются медленно, а новые политические и экономические структуры только складываются. Именно в такие переходные периоды нужна сильная власть, располагающая правовыми полномочиями, способными придать новый импульс происходящим процессам»[1]. Для обоснования президентской власти использовалось и обращение к концепции разделения властей, к ее практической реализации. Президент рассматривался в двух аспектах – как глава исполнительной власти и как «важное звено, связывающее законодательную и исполнительную власть»,  выступающее «гарантом их деятельности». Одновременно выдвигалась идея учреждения поста вице-президента (для обеспечения непрерывности президентской власти и независимости ее «от каких-либо жизненных обстоятельств»), а также обращалось внимание на то, что формирование «демократической традиции, не позволяющей занимать выборную должность более чем два срока подряд» не приведет к «культу личности, диктатуре отдельного человека», чего, как писал Сартаев, опасались «отдельные граждане». Высказывалось и предположение о возможности установления возрастного ценза для избрания Президента («не моложе тридцати пяти и не старше шестидесяти пяти лет»). В целом, статьи и выступления С.С. Сартаева в Верховном Совете республики, его авторитет сыграли свою роль в поддержке, обосновании президентской формы правления в конкретно-исторических условиях и в реализации этого проекта на практике.
Именно позже Сартаев С.С. возглавлял комиссию по подготовке законопроекта о Президенте Казахской ССР и изложил доклад на сессии Верховного Совета республики. До сих пор многие депутаты помнят то неизгладимое впечатление, которое осталось от выступления Сартаева С.С. на этом историческом заседании Верховного Совета 24 апреля 1990 года. В беседах об том историческом периоде времени Султан Сартаевич часто обращается к тому дню 24 апреля 1990 г. «24 апреля 1990 г. перед открытием сессии Верховного Совета Казахской ССР, на которой должны были обсуждать проект этого закона, Назарбаев мне говорит: "Давайте встретимся с вами в 9.30, надо еще кое-что обсудить". Мы встретились. Смотрю – что-то у него настроение неважное. Что случилось, спрашиваю. "Султеке, в три часа ночи мне позвонил секретарь ЦК КПСС Разумовский. От имени Горбачева он предложил снять с повестки дня вопрос об учреждении поста президента. Во время разговора дважды повторил: "Снять вопрос". Что будем делать?". Я говорю: "Все зависит от вас. Если мы сейчас не примем этот закон, то и узбеков с азербайджанцами заставят дать задний ход. А противиться решению сразу трех республик центр вряд ли сможет". Хотя Горбачев тогда еще был в силе. Это был апрель 1990 года. Назарбаев постоял и сказал: "Хорошо, жми на все педали!" Вышел я на трибуну, выступил на одном дыхании. Ряд депутатов с запада, востока, севера были против самого обсуждения: что, мол, в Союзе будет 16 президентов? Однако подавляющим большинством мы приняли закон об учреждении поста президента республики»[2].
24 апреля 1990 г. Верховный Совет в первый день своей работы учредил пост Президента Казахской ССР и избрал Президентом Н.А.Назарбаева. По мнению Сартаева, принятие закона о Президенте означало отход от всевластия советов и фактически «отмену руководящей роли КПСС». Этот эпизод, потребовавший мужества, воли и решительности не только Н.А. Назарбаева, но и С.С. Сартаева – одно из звездных мгновений их судеб, повлиявших на историю республики [3]. 16 декабря 1991 г. на заседании Верховного Совета Казахской ССР Сартаев сделал еще один исторический доклад – по проекту Конституциионого закона, оформившего независимость Казахстана. За закон проголосовали 270 депутатов, против – 12. Этот день стал государственным праздником – Днем независимости [4].
Профессор Ибраева А.С. подчеркивает историческую значимость государственной деятельности Сартаева С.С. и обращает внимание на значение его идей для  независимости государства РК. «С.С. Сартаев на заседании Верховного Совета Казахской ССР поднимает вопрос о необходимости принятия закона о государственной независимости Республики Казахстан. Многие депутаты возражают, полагая, что с 25 октября 1990 года, т.е. с момента принятия Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР наша страна уже стала суверенной. Однако С.С. Сартаев как профессиональный юрист настаивает о принятии специального конституционного закона о независимости Казахстана, заявляя, что декларация есть политический документ, а не юридический акт, а юридическое закрепление независимости государства означает принятие специального закона. Он возглавил группу депутатов по подготовке этого закона»[5]. 16 декабря 1991 г. Верховный Совет принял Конституционный закон о независимости РК. Сам С.С. Сартаев так говорит об этом моменте: «Закон о независимости РК был принят 16 декабря в 18.14 минут. После его принятия все депутаты в едином порыве стали поздравлять друг друга. Все бурно радовались, говоря, что этого исторического момента ждали наши предки. Первой страной, признавшей суверенитет РК стала Турецкая Республика. Это произошло через 30 минут». Таким образом, идеи С.С. Сартаева о президентской форме правления стали основой для государственности РК и были воплощены в ст. 2 Конституции РК. Следует отметить, что Сартаев С.С. постоянно обращается в своих трудах к форме правления, обоснованно полагая, что именно этот вопрос является ключевым в устройстве государственной власти. Приведем выдержки из его последних работ. Так, в материалах конференции, опубликованной в 2006 г. Сартаев С.С. отмечает: «На наш взгляд, сегодня современные политические реалии таковы, что наступило время перехода от президентской республики к парламентско-президентской, и в долгосрочной перспективе к парламентской. Однако такое осуществление должно осуществляться постепенным законодательным путем, путем создания юридической и политической базы, воспитания либерально-демократических парламентских традиций политической игры, соответствующей политической культуры, и, прежде всего, повышения уровня социально-экономического развития общества. Анализ проводимых политических преобразований дает нам возможность прогнозировать, что Казахстан находится на пути перехода к парламентской форме правления. Становление парламентской республики связывается нами с окончанием транзитного времени, или переходного периода для Казахстана»[6].
 
Список литературы
1 Сартаев Султан. Президентство целесообразно //  Казахстанская правда. – 1990. -  13 апреля.
2 Векслер Леонид. Три высоты Президента // Экспресс К. – 2006. – 16 декабря.
3 Ударцев С.Ф. Знаменитый профессор Сартаев С.С. (К 80-летию С.С. Сартаева – профессора права, общественного и государственного деятеля, писателя и путешественника) // Вестник КазНУ. Серия юридическая. – 2007- №3. – С. 34- 35.
4 Жалмухамед Турар. Долгий путь к свободе // Юридическая газета. – 2006. - 15 декабря.
5 Ибраева А.С. Жизнь Сартаева С.С. - пример служения своему отчеству. О научно-педагогической и общественно- политической деятельности академика Сартаева С.С. // Вестник КазНУ. Серия юридическая. – 2007- №3. – С. 56-59.
6 Сартаев С.С. Теоретические и конституционно-правовые проблемы парламентаризма в республике казахстан»// Сб. Матреиалов международной научно-практической конференции. – Алматы, 2007. – С. 3-6.
Фамилия автора: Е.Ж. Бейсенов

Категория: Общие материалы | Добавил: Parampara (15.05.2017)
Просмотров: 83 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Наш опрос
Какую информацию по Джьотишу вы чаще всего ищите в Интернете?
Всего ответов: 33
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
Общие материалы [1]
Форма входа
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz